Александр Сафонов (Бор) (sasha_bor) wrote,
Александр Сафонов (Бор)
sasha_bor

Categories:
*15 апреля*
Совсем, наверное, не к месту размышления сейчас я вам, ребята, покажу. Вчера, когда я поздно вечером возвращался домой, то видел у сияющего огнями красивого гастронома, как один хмурый товарищ другому хмурому товарищу с завидным постоянством наотмашь бьет кулаком в лицо и в негодовании орет при этом на всю улицу: «Почему ты такой шумный!? Почему ты такой шумный!? Почему ты такой шумный!? Ты постоянно говоришь! Ты пос-то-ян-но го-во-ришь!» А второй хмурый товарищ уже, вроде, и не говорит, и не такой уже и шумный. И вот я подумал: «"Злоба, сказали отцы, не терпит пребывать безсупружною в сердце"*. Злоба, — подумал я, — может и не терпит пребывать безсупружною, но иногда, по всему видать, ей всё-таки приходится потерпеть и попребывать чуть-чуть, какое-то время безсупружною».

Одёрнув товарищей словом, чтобы они перестали, я отправился дальше домой по тёмным и очень красивым ночным улицам и все думал, что вот, человеку пребывать безсупружным тяжело, это, надо сказать, озлобляет. Я уже очень давно женат, но помню те времена непременно со случайной слезинкою в глазу: ужас берёт, что я вытворял в безсупружные годы. Человеку надо быть вдвоем. Иначе, кранты. Есть, конечно, монашествующие, но и они не очень-то и «μοναχός», не совсем одни: в основном, они в большом или маленьком, но всё-таки братстве живут. Или в сестричестве. А вот чтобы совершенно одному улезть куда-нибудь в расщелину, забиться и питаться восемьдесят следующих лет акридами и диким мёдом (в современном переложении: тараканами и сахаром из макдональдсов, оставшимся на подносах) — это крайне редко случается, потому что природа человеческая такого не терпит. Нетерпеливая она, природа человеческая. Да вы знаете, ребята. Даже, если помните, вот какой только патерик не возьми — все эксперименты по своевольному затворничеству или отшельничеству заканчивались регулярно беспамятством и уткою под кроватью. В общем, понятно.

А вот злобе, если ей пребывать безсупружною в сердце когда приходится – всё, туши свет: по себе, опять-таки, знаю. Она потерпит первые пять-десять минут, ну час, наливаясь краскою, потерпит, как чайник со свистком, а потом ка-ак выпрыгнет, зло вращая глазами, ка-ак женится на первой же попавшейся супружнице: если это злобство, то в пару ему обязательно рукоприкладство идет, да и сквернословие может пригодиться. А там уже — обман следствия, неуважение к суду, побои сокамерников и побег посредством внутреннего подкопа. Или же влечет такое вот безсупружество злобы на сердце к обострению всех подряд и даже неожиданных чувств тела. Вот как у того чувачка, который приятеля-то мутузил: всё ему казалось, что тот, мол, говорит много, что он шумный. Видел бы он шумных! Видел бы он говорливых! Хорошо же, что я ему не попался! Я даже когда молчу – очень шумный. Надо с этим что-то делать, надо что-то делать. Такие дела. Не будьте, в общем, злыми, будьте тихими. И Бог вам поможет.
___________________________________________
* — Святитель Игнатий (Брянчанинов). Приношение современному монашеству. Советы относительно душевного иноческого делания. Часть 2, Глава 48. (Цит. по прп Марк Подвижник, "Слово о покаянии и Слово о крещении".

*16 апреля*
Сходил даже в кои-то веки в редакционную столовую на первый этаж. Вернулся, а тут уже за три миллиона штук количество обращений перевалило на «линии к президенту». А авторы-то наши всё пишут и пишут с листа, внимая президенту из включенных во всё горло телевизионных приемников, клавиатурами шуршат и шуршат, как мыши. И каждый озаглавливает свой труд, одинаково начиная его словами «Владимир Путин заявил, что…». И вот посмотришь на mainpage, а там, как солдатики на плацу, выстроились в ряд, то есть в столбик, совершенно одинаковые заметки, но с непохожими хвостиками. Я же говорю: дебилы. И вот ругайся на них, хоть на нет изойди, не понимают, сволочи, что мне приходится за них заново заголовки переписывать, чтобы хоть издалека наше издание не походило на список того, что надо купить в магазине. Нет, конечно, я их очень понимаю, я сам как-то в позапрошлой жизни работал таким же автором, но халтурил я всё-таки не до такой степени. И тут вдруг сейчас я думаю о том, что хорошо всё-таки злиться на кого-то, во-первых, перманентно, а во-вторых – в строго рабочее время. Объекты не обижаются, а я в очередной раз дивлюсь отсутствию у себя смирения.

Вообще, если серьезно и отвлеченно посмотреть, то практически все наши работы на земле несут в себе как самую главную заложенную в них идею — воспитание в себе глубокого настоящего смирения для правильной непредвзятой оценки самого себя: кто я на самом-то деле есть такой. И чем неутешительнее получается ответ, тем дольше мы, можно о нас сказать, проработали на этой работе. "Один брат после отшельничества, приняв иноческий образ, тотчас заключился в келлии, говоря: я отшельник. Старцы, услышав о том, пришли, вывели его, и заставили обходить келлии монахов, приносить раскаяние и говорить: простите меня! я не отшельник, но монах новоначальный. И сказали старцы: если увидишь юношу по своей воле восходящего на небо, удержи его за ногу, и сбрось его оттуда: ибо ему это полезно". (Древний патерик. Глава 10. О рассудительности. Ст. 159). Вот как раз утром сегодня в электричке, хотя сам был с головою окунут в православную эсхатологию в изложении отцов Церкви, так явственно вдруг вспомнил эти слова: «Если увидишь юношу по своей воле восходящего на небо, удержи его за ногу, и сбрось его оттуда: ибо ему это полезно». Очень, на удивление, правильные слова, потому что всякий раз у меня вызывают какую-то обиду в душе. А раз болит, как говорил мой дядя В., покойный уже теперь, флотский боцман, раз болит, значит заживает.

Зато сегодня день рождения у моей милой жены, и вечером мы все с Соней и Ваней сядем ее жалеть, поздравлять и расцеловывать. Так что я не унываю, и вам, ребята, не советую: вот еще не хватало! Не дождутся эти гады — начальства, власти, мироправители тьмы века сего, духи злобы поднебесной — такого удовольствия, чтоб нам унывать!

*сегодня*
*во время работы*
Как у Греции с МВФ: МВФ отказала в отсрочке долга Греции, хотя Греция об отсрочке не просила. Просто замечательно. Ещё вспоминается мне аналогичная красота, у кого-то слышал: была речка, но настолько крошечная, что у неё не было названия, и через неё, например, трасса шла федерального значения. А на месте их пересечения стоял указатель «р. б/н», то есть «река без названия». Потом, со временем, река и вовсе усохла и исчезла, вырос на ее месте кустарник или лес, не важно, указатель завалился и пропал, зимой в печке сожгли, всё, нету ничего, а название — название осталось. Это название: «без названия».
Subscribe

  • (no subject)

    *немного нового* *можно я вам чутка расскажу* Только я вышел с собачкой Лошариком на улицу, а пока я спал он уже успел в прихожей нахезать, только я…

  • (no subject)

    *ухо не слышит и зуб не ймёт* Интересно другое, интересно, что на Святой земле детей за уши тягают, а у нас — сразу по жопе. Видел я возле Старого…

  • (no subject)

    *как со мной приключалось* Такое радостное настроение, что хочется кого-нибудь схватить и расцеловать. А под руками только собачка Лошарик — тьфу,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments